Как я работаю.

Продолжу рассказ о себе и поведаю о своем практическом подходе. Для начала стоит сказать, с кем я работаю — как и большинство логопедов, с детьми дошкольного возраста — просто так само сложилось. Хотя приходится и со школьниками, и несколько раз довелось со взрослыми. Если речь о диагнозах — то в большинстве случаев это дислалия и дизартрия (где-то 50 на 50, и тенденции позволяют предположить, что доля детей с дизартрией будет возрастать), а также алалия. На долю дисграфии, дислексии, заикания приходится небольшая доля моей работы. Моя специализация — в основном алалия и дизартрия, это связано с моим опытом работы в детском психоневрологическом санатории № 65 для детей с ДЦП, где приходилось и вызывать речь у полностью неговорящих детей, и овладеть навыками логопедического массажа.

Теперь о принципах моей работы с любыми детьми и взрослыми. Главный принцип моей работы — это опора на мотивацию. Я верю только в нее, а не в чудеса логомассажа, Томатиса и прочих новомодных методик. Считаю, что результата можно достичь только при комплексном использовании различных методов с обязательной опорой на мотивацию. Мотивация — побуждение к деятельности. Моя личная классификация мотиваций — мотивация сиюминутная и мотивация отсроченная. Сиюминутная мотивация — процесс ради процесса. Я люблю это делать, мне хорошо и приятно прямо сейчас. Отсроченная — вклад в светлое будущее. Я буду делать это сейчас, потому что хочу достичь чего-то потом.

Если хоть немного разбираться в возрастной психологии, становится ясно, что в случае с детьми раннего и дошкольного возраста отсроченная мотивация не работает. Ребенок живет только здесь и сейчас, ему или прямо сейчас хорошо, или прямо сейчас плохо, или прямо сейчас интересно, или прямо сейчас скучно. Элементарный пример — вы хотите поехать с ним, к примеру, в зоопарк, точно зная, что ему там будет интересно. При этом дома он со слезами отрывается от игры, час засовывает две ноги в одну штанину, а когда вы, приглаживая вставшие дыбом волосы, все в мыле, выскакиваете наконец на улицу, час трепет вам нервы во время дороги до зоопарка. А в самом зоопарке вдруг обретает второе дыхание, ему действительно и интересно, и весело, и он бодр и активен, в отличие от вас, вымотанной еще на стадии сборов. Почему? Потому что здесь и сейчас. До 6 в среднем лет ребенку недоступно понимание конструкции «сейчас сделай то, чтобы потом получить это».

Это основы возрастной психологии, этому обучают в педвузах, что не мешает ряду авторов писать в конспектах занятий, предназначенных для работы с дошкольниками, мотивационные конструкции вроде «а сейчас мы с вами будем делать… чтобы хорошо учиться в школе». Для ребенка это — пустой звук. Как же с ним взаимодействовать? Только на сиюминутном интересе. Интерес у ребенка-дошкольника в 99% связан с игровой деятельностью, отсюда вывод — играть всегда, играть везде, играть во все. Ребенок может быть отдрессирован смирно сидеть и внимательно смотреть, но в глазах его будет пустота, а знания в головушке не останутся. Через игру же — усвоятся прочно. Поэтому я в своей работе стараюсь мыслить , как ребенок, стараюсь любую логопедическую задачу «нанизать» на игру, сюжетно-ролевую, с правилами или настольную. Я не волшебник, а только учусь — это не всегда просто, и не всегда получается. В логопедической работе есть скучные и нудные моменты, которые тяжело ложатся на игру — но я стараюсь и все время ищу новый подход. Я считаю, что занятие удалось, когда ребенок все время был в игре и не отвлекался, и времени ни я, ни он не заметили.

Маленькая ремарка — на отсроченную мотивацию уже вполне можно полагаться приблизительно с 6 лет ребенка, аккуратно и дозированно включая ее элементы в мотивацию сиюминутную. В школьном возрасте доля отсроченной мотивации постепенно возрастает, но и там не должна бы становиться основной, хотя становится, увы, уже в начальной школе. Об этом говорить можно много и долго, как-нибудь в другой раз.

А, еще же мотивацию можно отклассифицировать как положительную или отрицательную — до этого я обсуждала мотивацию положительную. Ну, с отрицательной все просто — «Если не сделаешь …., то ух!» В логопедической работе, как и в целом в любых отношениях, лучше бы обходиться без оной.

Что еще в дошкольном возрасте обеспечивает мотивацию к деятельности — движение и чувство. Ребенок «мыслит телом». В вальдорфской начальной школе все обучение идет через движение и ритм — дети протопывают и прохлопывают стихотворения, пропрыгивают таблицу умножения — и это очень разумно и природосообразно. Этому тоже учат в педвузах, вальдорфские педагоги Америку не открыли:) Почему эти знания не входят в практическое дошкольное и школьное обучение — загадка. Поэтому логоритмика, упражнения на координацию речи и движения — обязательная часть моих занятий, которую я считаю более важной, чем излюбленные логопедами упражнение на развитие мелкой моторики. Жаль, нельзя все логопедическое занятие провести в движении:) Во всяком случае, я опять же, пока не овладела этим умением. Но нет предела совершенству:)

По поводу чувств — это особо больной для меня вопрос. Современные дети очень обкрадены ощущениями. Их глаза чаще всего смотрят в планшет, уши слышат шумы большого города, руки осязают гладкий пластик. Нечасто им удается пробежаться по лужам босиком, взобраться на верхушку дерева и приготовить шоколадку из аппетитной коричневой грязюки. А все это — важные моменты развития. Поэтому мои принципы — использование компьютерных технологий не раньше 6 лет, и только при острой необходимости, максимальное использование реальных предметов, текстур и игрушек из натуральных материалов, а если есть необходимость использования печатных пособий — то максимально реалистичных, фотографического качества, никаких мультяшных жирафов в розовых шортах.

Наверное, уже понятно, как я строю занятия:) Предупреждаю сразу — если я пришла к вам домой и позанималась с ребенком, в комнате может потребоваться уборка:) Я принесу и песок, и глину, и воду, и краски, а уж дальше все от ребенка зависит, есть очень талантливые:) Осталось добавить немного — я стараюсь исходить из актуальных потребностей ребенка. Например, если имею дело с неговорящим умненьким и хорошо понимающим малышом — первым делом буду заниматься вызыванием у него речи, и лишь в десятую очередь, к примеру, формированием счетных операций и расширением пассивного словарного запаса, хотя последнее гораздо проще и приятней.