Время большого разброса

И момент истины — это я о моих любимых четырехлетках. Четырех-пятилетний ребенок чаще, чем ребенок другого возраста, окажется в кабинете логопеда. Раньше — редко, именно к четырем годам дети начинают поддаваться дрессировке до такой степени, что в состоянии 15 минут высидеть за столиком и выслушать нудный до зубовного скрежета рассказ о «веселой букве А». Отдельные экземпляры способны и на большее, но таких я немножко боюсь:)  С фонтанирующим энергией и идеями двухлеткой работать бывает можно и нужно, но способны на это лишь немногие игровые логопеды. К логопеду приведут и шестилетку «поставить Р» перед школой, и великовозрастного юношу с дисграфией, но именно в 4 года, если что-то не так, это НЕ ТАК внезапно расцветает пышно и в глаза прямо-таки кидается. К четырем годам ребенок утрачивает младенческие черты, как правило резко перестает быть малышом в глазах родителей, и часто даже родители чудесных нормотипичных детей в панике прибегают к специалисту — а вот я в его возрасте уже все звуки говорила! С такими родителями можно поговорить, успокоить, можно и с ребеночком годик позаниматься, родителям на радость, если они того хотят…

Чаще бывает по-другому. Именно в четыре года даже самому снисходительному родителю вдруг становится видно — не перерастает и не перерастет. Не заговорил — и сам явно не заговорит. Бегает по стенам и потолку, разрушает все, что видит — но ведь ему же не два. Окружающие не могут его понять — а пора бы. Сам не понимает простых инструкций — а должен бы… И мы берем ребенка в работу.  А вот дальше начинается интересное. Более разнородной категории, чем четырех-пятилетние дети, я не встречала. Не знаю, с чем это связано (хотя есть предположения, о них позже напишу) — но один ребенок может производить впечатление имеющего нарушение интеллекта, а другой поражать рассудительностью и вдумчивостью не по возрасту, один — иметь чистую речь и владеть навыком чтения, другой — переставлять местами слоги в слове и слова в предложении. Бывает очень трудно работать с группой четырехлетних детей — насколько они разные. Часто, начиная заниматься с ребенком, буквально хватаешься за голову — перед тобой чистейший лист. Сколько у тебя глаз? — ЭЭЭЭ… три? Смотри, на этой картинке медведь летает, бывает так? — Дяяя… Овощи, фрукты, мебель, посуда — не, не слышали… Для полноты удручающей картины — этот лист смотрит куда угодно, но не на тебя, реплики подает из-под стола, в промежутках между ними успевает раскидать и рассыпать все, до чего дотянулся, порыдать, похохотать, поспать… Очень хочется выйти из кабинета и со вздохом сказать родителям — идите ка вы… на ПМПК… У ребенка явное нарушение высших психических функций. Но если тянет на подвиги и есть еще порох в пороховницах — берешь ребенка и работаешь. И удивительно — именно в этом возрасте чаще всего случаются радостные чудеса. Из этого невразумительного существа вдруг начинает на глазах лепиться ЧЕЛОВЕК. Изменения бывают так поразительны, и происходят с такой скоростью, что родители готовы подхватить тебя на руки и носить до конца дней, и сам ты изумленно разводишь руками — да я ж и не сделал почти ничего! И действительно, скорость преображения явно непропорциональна твоим усилиям, но и без них явно тоже ничего не произошло бы. Вот такие они, четырехлетние…

Leave a Reply

Required fields are marked*